01.05.2016

Само по себе то, что Питерсон продолжает творить столь эмоциональную и технически точную музыку, — подарок судьбы для блюза. Ему 51 год и диск Лаки умудрился сделать особым (казалось бы, всё он испробовал и испытал в этом жанре, нет?). Вот, что предпринял наш герой: он вооружился акустическими гитарами, national steel гитарами. Играл на них так и сяк, обычной техникой и слайдом, потом пересаживался за рояль и делал партию просто на обычном БОЛЬШОМ акустическом инструменте – «короле оркестровой ямы», говоря словами музыкантов. С известной натяжкой можно было бы зазвать 22-й диск Питерсона unplugged. Однако это относится исключительно к его действиям – как солист, он пользовался исключительно акустикой. В аккомпанементе отчётлив лишь единственный электроинструмент – бас/гитара, да и то не во всех произведениях (кое-где спорадически можно различить и электрогитару). Изрядное число партий баса сделал контрабасист.

Серьёзное обстоятельство не вяжется с «обесточенным» концептом и повторяющейся с усердием попугая рекламной фишкой – полуночная музыка, «после 3-х утра» (впрочем, это написано на обложке). Гиперэмоциональный, зажигательный характер всего материала от начала до конца! Какой уж тут «ночной блюз», если Lucky Peterson поёт и играет так, словно собирается разбудить сам мятущийся и сумрачный дух своих предков, не говоря уж о нас, соседях по планете? Придремать возможно только под единственный трек, под благостную поп-песню «Six O’ Clock Blues». Старый добрый Лаки, казалось бы, пользуясь избитым инструментарием, поднял такой свежий блюзовый ветер. Волшебство? Волшебство Лаки и его Дар Божий.

1.5.16   от

Источник